?

Log in

No account? Create an account

Пн, 11 ноя, 2013, 15:45
О гипотезах, моделях, теориях и вере

В одной популярной книжке по физике я прочел классификацию, которая мне показалась очень четкой. Научные знания проходят три этапа.

Первый - правдоподобная гипотеза. Это самый передний край науки, когда мы пытаемся найти объяснение, удовлетворяющее большей части имеющихся фактов. Ну вот чья эта кость? Похоже, что динозавра такого-то, на это указывает то-то и то-то. Но легко можно и ошибиться, надо думать и накапливать факты дальше. Как правило, в одной и той же области сосуществует множество гипотез, выдвинутых разными учеными. С гипотезы начинается научный поиск. В моей области, программировании, аналогией могла бы служить тестовая программа, сделанная ради эксперимента - а можно ли пойти таким путем.

Второй этап - модель. Это уже стройная теоретическая система, действительно объясняющая все или почти все имеющиеся факты. Моделей уже обычно немного, за каждой из ними стоит большая многолетняя работа и серьезная аргументация. Здесь тоже возможны грубые ошибки, но чаще процесс напоминает итеративное приближение к истине. А именно, накапливаются факты, не укладывающиеся в модель, и выдвигается новая модель, более совершенная, чем старая, и учитывающая предыдущий опыт. Процесс чем-то напоминает отладку большой программы: первая версия работает только в некоторых ситуациях, следующая - в большем количестве, следующая работает еще лучше, и так далее, пока программа не начнет работать верно. Классический пример хорошей модели - модель атома Бора. Сегодня в таком статусе, например, находятся разные модели происхождения Луны - или она захвачена Землей, или она получилась в итоге столкновения, или она оторвалась от Земли и т.д.

Третий этап - теория. Обычно в какой-то момент одна из моделей оказывается наконец свободной от ошибок, которые мы в состоянии заметить (не противоречит ни одному из наблюдаемых фактов, прошла мыслимую и немыслимую критику различных научных школ - а они обычно не скупятся на резкость критики). Все, что предсказывает модель, действительно происходит, она полностью "отлажена" и готова к работе. А все прочие конкурирующие модели, если таковые были, соответственно, однозначно и полностью опровергнуты - конкретными фактами, которые им противоречат. В этот момент модель приобретает статус теории. Обычно это и есть те вещи, которые в учебниках называют теориями - квантовая механика, электродинамика, теория поля, СТО и ОТО, теория строения Земли. В совокупности такие вот надежные и проверенные теории составляют науки, вроде геологии или физики.

Иногда бывают терминологические недоразумения. Скажем, дарвиновская теория эволюции, по сути, никогда не была теорией, это была модель: попытка объяснить происхождение видов через механизм естественного отбора. Попытка блестящая, и, как и всякая модель, абсолютно верная в рамках определенной области применимости - скажем, именно так развиваются современные микробы и вирусы, приспосабливаясь к лекарствам. Насколько я помню историю вопроса, сам Дарвин ожидал, что дальнейшие палеонтологические открытия либо подтвердят, либо опровергнут ее, и относился к ней весьма осторожно. После открытия Кембрийского взрыва, как я понимаю в меру некомпетентности, модель пришлось отвергнуть (в том качестве, на которую она претендовала - универсальной теории).

Граница между теорией и моделью нечеткая, и, строго говоря, у нас нет однозначного критерия, чтобы утверждать - вот это модель, а это уже теория. Решение принимается неформально, на основе многовекового опыта и интуиции ученых - как минимум, теория должна быть убедительна для всех ученых мира, работающих в данной области. Обычно критерием теории является тот факт, что она стала общепризнанной и что ей начинают учить в школах и университетах без оговорок (что это, мол, одна из моделей). В истории было несколько случаев ошибки, когда неверную модель считали теорией - теория флогистона, теория теплорода, теория эфира. А именно, эти модели какое-то время были более или менее общепризнанными, хотя затем были опровергнуты. Однако, следует заметить, что в статусе общепризнанной теории они пребывали меньше века (см. ссылки) и что это были первые шаги современной теоретической науки. С тех пор подобных ошибок, насколько я знаю, не повторялось.

Таким образом, современные научные теории, в целом, можно считать наиболее надежными из существующих знаний о мире.

Легко сравнить этот уровень надежности с тем, что обеспечивают те или иные постулаты веры. Некоторые базовые вещи, вроде знания о Боге или Его любви к нам, в принципе, не менее или даже более убедительны, чем научные сведения. Много веков это было очевидно, скажем, для всей христианской цивилизации, включая как великие умы, так и весьма необразованных людей - про теорию Большого взрыва сложно сказать нечто подобное. Более того, эти вещи постоянно подтверждаются фактически, в процессе диалога с Богом миллиардов верующих. Но более частные догматы часто соответствуют уровню надежности модели, причем нередко бывает, что модель давно пора отвергнуть как противоречащую фактам, однако верующие упрямо за нее держатся (научный мир себе такого не позволяет). Скажем, модель Всемирного потопа - великолепная модель, более того, крайне важная для нравственного развития человечества. Однако, вот уже лет 100 как она заняла место эволюционной модели Дарвина - потоп и правда довольно убедительно подтвердился, но как всемирный, а как месопотамский, между тем затопление Гималаев сегодня звучит гораздо нелепее теплорода, где-то на уровне земного диска и пресловутых слонов. Другой пример модели, хорошо проработанной и имеющей серьезные основания - неискаженность текста Торы со времен Моше. В последние сто лет накопилось множество текстологических фактов, противоречащих этой модели, и в рамках аккуратного научного подхода следовало бы, как минимум, скорректировать эту модель, указав, что количество искажений, по-видимому, не меньше нескольких ошибок на страницу и что мы надеемся, что реальная цифра не намного больше - и ждать новых фактов, когда Бог примет решение рассказать нам об этом подробнее либо археологи найдут более древние свитки.

Некоторые религиозные модели, при всей своей красоте, способности объяснить множество фактов и множестве приверженцев, остаются неубедительными для других школ, в силу недостатка фактической информации (стопроцентно убедительной для всех). В науке, кстати, это совершенно нормальная ситуация. Пример - модели Троицы или Божественности Иисуса, модель Божественного происхождения Корана. В еврейском мире я бы назвал такой моделью современный ортодоксальный иудаизм - точнее, мнение о том, что он верно описывает правильный путь еврейского народа и правильное представление о мире и вере (включая, скажем, утверждение о неверности других моделей вроде Троицы, утверждение, что светские евреи находятся на менее правильном пути к Богу, чем религиозные, что реформистский и консервативный иудаизм суть заблуждения и пр.) Частью этой модели является галаха, которая признается правильной даже в той части, которая прямо не сформулирована в Торе, хотя это лишь постановления мудрецов.

По сути, большинство религиозных моделей опираются на мнение, что те или иные сведения сообщены Богом. Вероятно, слова Бога действительно можно рассматривать как столь же надежную вещь, как научный эксперимент - Он никогда нас не обманывал. Но это не дает религиозным моделям никакого преимущества перед научными. Всегда остаются два вопроса. Во-первых, а правда ли Он сказал именно это, и множество поколений верующих верно донесло это в памяти или в текстах (люди способны к искажениям гораздо больше, чем физические приборы). Во-вторых, а верно ли мы Его поняли? Совсем недавно я обнаружил, что один и тот же рассказ Торы о Потопе можно с примерно равным основанием понять как рассказ о затоплении планеты и как рассказ о потопе в Месопотамии. Общеизвестно, что христиане и евреи понимают многие места Танаха совершенно по-разному. Точно так же и научные наблюдения нередко допускают совершенно разные истолкования, и только накопление дополнительных фактов позволяет выбрать какое-то одно (причем не всегда).

В целом, мне бы хотелось, чтобы люди верующие, говоря о надежности либо ненадежности научных знаний, не смотрели на науку "свысока". На деле научные теории, как правило, гораздо достовернее большинства тех вещей, которые важны верующим. Сомневаться в научных теориях можно и иногда нужно, но это уместно лишь в случае, если у тебя достаточно веры и смелости, чтобы так же свободно усомниться в аксиомах собственной веры - как минимум, в тех, которые оспариваются представителями иных конфессий. Если ты христианин и готов допустить, что Иисус не был Богом (или ты ортодоксальный еврей и готов допустить троичность Бога) - что ж, ты имеешь интеллектуальное право усомниться в правильности эволюции, как ее сегодня представляет палеонтология. Если нет - лучше просто поверь на слово специалистам.

Вт, 12 ноя, 2013 13:05 (UTC)
lkitross

Слишком мало про научные эксперименты в Ваших трех этапах.

Вт, 12 ноя, 2013 13:10 (UTC)
danielalievsky

Согласен, мало.

Хотя у них иная природа. Эксперименты - это исходная информация, то, что нет смысла оспаривать. В случае религии аналогом являются прямые слова или деяния Бога. Если Бог насылает казнь египетскую, то и христианин, и язычник, и ученый, и маленький ребенок увидели бы это одинаково.

Все остальное - это попытки осмыслить полученную информацию. И вот здесь возникают расхождения, доверие или недоверие, сомнения и споры. Указанные персонажи могут сделать совершенно разные выводы о совершенно одинаковой египетской казни.

Вт, 12 ноя, 2013 13:35 (UTC)
lkitross

Такой взгляд на эксперимент несколько устарел. Сейчас эксперименты строятся на основании теории, для её опровержения, подтверждения или расширения. Так, ускоритель для получения бозонов Хиггса и строить никогда не стали бы без теории о существовании бозона. Интерферометр Майкельсона построили для проверки теории эфира и мн. др. Таким образом, теория и эксперимент находятся в сложном взаимообогащении.
В религии такой эксперимент вряд ли возможен. Пример из трактата Киддушин. Папа сказал мальчику залезть на дерево, прогнать птицу и взять птенцов. Мальчик упал и разбился. Является ли это экспериментом по проверке слов Торы: "Чтобы тебе было хорошо, и продлились дни твои на земле"? Это слова сопровождают заповеди о почитании родителей и взятии птенца. Сама постановка вопроса кажется кощунственной.

Вт, 12 ноя, 2013 13:48 (UTC)
danielalievsky

Очень здраво.

А теперь скажите, почему в религии эксперимент невозможен? Очевидный вариант эксперимента - спросить у Бога. Как и всякий эксперимент, сам по себе он редко дает однозначный ответ, ведь ответные слова Бога надо еще точно услышать, верно понять и т.д., но все-таки это именно эксперимент. Вернее, адекватный аналог эксперимента, с учетом замены источника информации (не наблюдения за миром, а Сам Всевышний). Соответственно, полезно (и рекомендуется) проверять важные ответы, сверяя то, что услышали разные верующие, удостоверяясь, что предыдущие ответы были услышаны точно (если они содержали какие-то сбывшиеся предсказания), переспрашивая ангелов, которые все-таки обычно лучше нас слышат и понимают Всевышнего, и так далее.

Более того, этот "эксперимент" (будем ставить кавычки, раз это все-таки аналог) постоянно повторяется миллиардами верующих во всем мире. Понятно, что евреями и христианами, но скорее всего и другими конфессиями. Собственно, это и только это дает нам право утверждать, что мы действительно знаем о существовании Бога - а не просто полагаемся на точность каких-то древних преданий, наивно полагая, что сотни поколений предков никогда ничего не путали. Именно постольку, поскольку диалог с Богом ежедневно продолжается и подтверждает нашу веру, мы и можем полагаться на старинные тексты - разве не так?

Поступок папы и мальчика является нарушением правил данного "эксперимента", поэтому он и не удался. Это так же глупо, как пытаться узнать текущее время, помолившись о вразумлении по данному поводу (вместо того, чтобы посмотреть на часы). Результат очевиден и предсказуем - надо ли пояснять?

Вт, 12 ноя, 2013 13:53 (UTC)
lkitross

Такой опыт имеет ччисто субъективную ценность. То есть, опыт одного человека нельзя убедительно передать другому, только поведать. Иными словани, что я должен делать с произведениями Даниила Андреева?
Кроме того, множество верующих никогда не утерждают, что имеют какой-то ответ, и даже не надеются. Таким образом, для них невозможен даже такой опыт.

Вт, 12 ноя, 2013 14:43 (UTC)
danielalievsky

Почему чисто субъективную? Разве Бог - это наша субъективная идея, а не объективная реальность? Чем в этом плане отличаются ситуации, когда группа астрономов наблюдают вспышку сверхновой и когда группа верующих спрашивают Бога о применении Торы к современной ситуации?

Если вам интересны произведения Даниила Андреева и вам действительно нужно разобраться, что там и насколько правда, то самое логичное - встретиться с теми ангелами, которые ему это рассказывали. Если это не просто ваша прихоть, а реально необходимое дело в рамках исполнения вашей функции перед Богом, то я не вижу причин, по которым такая встреча не состоится. Если же нет - что ж, с представителями кабинета министров Бразилии тоже не так просто встретиться.

Что касается отсутствия ответа, то согласно моему опыту это просто некоторая стадия на пути к вере, в нашем случае к тшуве. Ведь и Шабат не всем легко выполнять, и заменить всякое раздражение к ближнему любовью непросто. При этом, все-таки огромное число верующих (не возьмусь указать процент) все-таки отлично слышат, что от них хочет Всевышний. Я опрашивал христиан на форумах и лично знакомых евреев. Я считаю, что именно об этом мы просим в молитве "Шма" - "слушай Бога, Израиль".

Вт, 12 ноя, 2013 15:33 (UTC)
lkitross

субъективную - потому что ответ обычно лишь в сознании человека. Разве что, Вы беретесь проделать то же, что и Элияу на горе Кармель.
Встретится с ангелами не берусь.
В любом случае, мы уже ушли далеко от обуждения роли эксперимента в науке.

Вт, 12 ноя, 2013 16:08 (UTC)
danielalievsky

Вы не уточнили цель, ради которой заговорили об эксперименте. Я ведь не обзорную статью о научных методиках пишу, мы сравниваем убедительность научных теорий и религиозных концепций. Вы хотели сказать, что эксперименты есть в науке, но не в религии, и это делает научные теории более надежными? Или что-то иное?

Что касается Элиягу, то это, как и эксперимент по падению мальчика с дерева, является нарушением условий. Иногда, очень редко, это действительно случается - получение информации от Бога сопровождается (скажем, подтверждается) материальными событиями. Это можно сравнить с ситуацией, когда в результате работы программы на обычном домашнем компьютере взрывается экран (во время оно я писал программы, способные по крайней мере сломать монитор). В таких исключительных случаях мальчик не падает с дерева, а безопасно спускается, плавно левитируя.

Обычно же для проверки времени следует использовать часы (а не молитву), а для проверки информации, полученной от Бога - методы, не требующие чудес. Что никак не делает эти методы более субъективными. Если Бог хочет сказать людям, что через год надо ожидать войны, то все люди услышат примерно одинаково, а война действительно начнется через год (если люди своими действиями не изменят ситуацию). Такая информация не менее объективна, чем наблюдения сверхновой.